1. СОБАКА- ГУЛЕНА
"Наш Лумпи опять где-то шатается, сегодня целый день его нет дома".
"Ладно, пусть он только вернется домой, он у меня узнает, почем фунт лиха".

Очень часто хозяева рассуждают так или подобным образом, в то время как их веселый Лумпи выбирает себе невесту, делает соответствующие внушения другим ее поклонникам, слишком назойливым, разбирает интересующие его следы, разнообразит свое меню на помойках и вообще занимается свойственными ему собачьими делами. А когда он в конце концов возвращается Домой, то уже на большом расстоянии от дома его собачьи глаза становятся печальными. Он входит крадучись, поджавши хвост, с явными признаками страха. "Посмотрите, как он идет , — говорит хозяин, — знает, что виноват", и хозяин бьет своего Лумпи плеткой, а если у хозяина уж совсем нет никакого соображения, то ногой или рукой.
Этот хозяин (а ведь таких большинство) не имеет ни малейшего понятия о том, что когда он больно бьет собаку, то его собака не понимает, что получает побои за свое жениховство, за те замечательно вкусные, тухлые кости, которые она съела на помойке, за то, что она шла по следу зайца; ведь все это было так хорошо, так приятно, так
естественно, так чисто по-собачьи, что она и не знает, что можно было поступить как-то по-другому и при первой представившейся возможности она обязательно все это повторит; и она твердо запомнит, что домой приходить — плохо; дома, за приход ее очень больно бьет хозяин. Гулять хорошо, а вот вовращаться — одно горе, "думает' собака. У нее битье ассоциируется только с возвращением домой. И все-таки, голод и собачья привязанность к человеку, к ее вожаку, гонят ее домой, несмотря на битье, к ее тупому хозяину, который называет это верностью, который неспособен понять, что не все мыслят так, как он, а уж собака в особенности.
Но как же отучить от бродяжничества Лумпи? Лумпи совсем испортил свои отношения со старым хозяином и его продали другому, который умеет обращаться с собаками. Новый хозяин ежедневно уделяет время занятиям с Лумпи, долго гуляет с ним, конечно, на сворке, кормит хорошо, Ласкает его. И через весьма короткое время Лумпи начинает, действительно, признавать своего хозяина. Никакой "верности" старому хозяину, так как новый вожак оказывается для Лумпи значительно более Привлекательным, хоть он и строгий; он воспитывает с большой любовью, но по системе "кнута и пряника". Наконец Лумпи выпускают во двор без привязи. В заборе — большая дыра, а за забором — приятель Лумпи, задорный пес, с лаем гонится за велосипедистом. Лумпи не может противиться искушению, он ныряет через дыру и присоединяется к лающему товарищу. В это время хозяин кричит "нельзя", а помощник резким броском осыпает Лумпи дробью, на спину падает звенящая цепочка. Не так больно, как страшно и неприятно. Лумпи устремляется обратно во двор, через ту же дыру в заборе, "спасайся, кто может". А из дома его ласково зовет хозяин: "Лумпи, сюда!" и Лумпи получает лакомство и ласку. 'Как хорошо быть у хозяина, а на улице очень страшно", такой "вывод" твердо запечатлевается в сознании Лумпи - ведь он сделан на основании собственного опыта.
Для некоторых собак хватает одного такого урока, а для более толстокожих приходится урок повторять и даже усиливать воздействие на собаку. Можно наехать колесом велосипеда на лапу, сам велосипедист должен бросить в собаку цепочку и громко крикнуть "домой!". Дима - зов, как всегда - похвала и лакомство, собаку кормят, играют с ней, выходят на прогулку и тоже играют и дают лакомство.
Существует еще много способов для достижения той же цели; скажем, можно приладить у отверстия в заборе падающую на собаку поперечную перекладину (не тяжелую, чтоб не повредить собаке), можно выпускать собаку с парфорсом и 30-метровым шнуром; когда она захочет уйти, следует сказать "нельзя" и дернуть за шнур. При возвращении собаки, как всегда, нужна похвала и лакомство, после этого — прогулка на привязи. Все способы ведут к одной цели, дока-
зать собаке "на ее собственном "языке',' т. е. так, чтоб это было ей понятно, что для нее очень неприятно убегать от хозяина, зато очень приятно слушаться и не покидать его, так как он удовлетворяет все потребности собаки: вкусно кормит, гуляет с собакой, играет с ней.
Описанные способы можно применять для испорченных собак, с которыми долгое время неправильно обращались их хозяева.
Очень многие приучают собак открывать двери, так как это очень просто и некоторым кажется интересным. Не следует этого делать. Обученная так собака не останется в комнате одна, она будет выходить из комнаты и, если другие двери не заперты, то и из дома. Если же дверь запереть, то собака будет ее царапать и портить.
Вообще не стоит приучать охотничью собаку к разным ненужным фокусам, как,например: "умри", "служи" и т. д. Это несерьезное отношение к собаке; обычно собаки, проделывающие всякие фокусы, имеют весьма плохую общую дисциплину, так как на нее хозяин обращает недостаточное внимание.


2. СОБАКА, ВОРУЮЩАЯ ПИЩУ
Когда собака съедает что-нибудь, что она сама сумела себе добыть (все равно где, хоть на столе, хоть на буфете), она не чувствует себя вором, она просто ест вкусное.
Как кормится волк?
Ему приходится с большим риском выхватывать овцу из стада или пробираться за ней в хлев, бывает, что в волка стреляют, даже убивают. И такие условия еды для него обычны; тихо и мирно поесть ему не удается, таковы условия его существования.
Собака произошла от волка, это прирученный хищник, поэтому для нее естественно съесть пищу, если она заманчиво пахнет, независимо от того, где она лежит, плохого в этом она не видит. Человеческие условности, что стол и буфет неприкосновенны, собаке неизвестны. А человек, приписывающий и собаке знание своих условных понятий, говорит "бессовестный Дружок, как ему не стыдно воровать, ведь я так об нем забочусь"; а Дружок не задается вопросом, для кого приготовлена еда, для него или для хозяина, он просто чувствует, что очень вкусно пахнет, — и ест. Он не знает, что это нехорошо, так как в момент поедания с ним не случается никакой неприятности, наоборот, это очень приятно, значит - хорошо. Вот со стороны хозяина неправильно оставлять еду там, где ее может достать собака, и, таким образом, приучить ее воровать.
Многие хозяева совершают такую ошибку: не накормив сначала собаку, садятся сами к столу и во время обеда оставляют собаку рядом, тогда у собаки начинает капать слюна. Давать кусочки со стола тоже в корне неправильно и недопустимо, так как собака привыкает
дума .., что на стол ставится и ее доля, и,когда сильно проголодается, может взять ее сама, ведь со стола доносится запах той еды, которую ей давали. К такому воровству ее приучает сам хозяин, очеловечивая ее; "моя собака отлично все понимает". Совершенно необходимо во время обеда и вообще во время любой еды укладывать собаку на место, а если она не будет там лежать добровольно, то следует сажать ее на это время на цепь.
Для того, чтобы отучить собаку воровать пищу со стола, надо дать ей почувствовать какую-нибудь неприятность в то самое мгновение, когда она берет эту пищу. Особенно важно, чтобы эту неприятность причиняла сама пища, а не хозяин.
Если хозяин ударит собаку в нужный момент плеткой, то собака, в его присутствии, уже не будет воровать, а без хозяина — будет. Можно добиться положительного результата, бросая в собаку цепочкой с окриком "нельзя" или одергивая ее на парфорсе; в этом способе тот же недостаток; в присутствии хозяина собака ничего не тронет, а спрятаться от нее в своей квартире невозможно — ведь она зачует. Поэтому необходимо создать такую ситуацию, чтобы неприятность исходила от самой еды, во-первых, это много эффективнее и, во-вторых, не заставит собаку бояться своего хозяина. Присутствие хозяина, его запах, его вид, его голос,-все должно вызывать у собаки всегда только радость, а не страх и недоверие.
Всего лучше поставить мясо на столе на падающую ловушку, которая ударит собаку. Такой способ очень хорош для того, чтоб отучить собаку подбирать всякую тухлятину и прочую дрянь с земли. Расставляются ловушки, наживленные соблазнительными для собаки приманками,и хозяин выводит собаку гулять в это место. Можно также подбросить собаке порядочный кусок мяса (такой, чтоб она сразу не могла всё проглотить), начиненный перцем или эфиром в резиновом мешочке. Можно добиться шумового эффекта в тот момент, когда собака схватит кусок, но охотничья собака может после этого начать бояться выстрела, так, что лучше не рисковать. Можно привязать кусок мяса или кость резиной, которая, сокращаясь, ударит этой костью собаку, то это тоже помогает. Исключительно хорошее действие - когда на собаку с потолка летят камешки и звенящая цепочка в тот момент, когда она прикасается к мясу. Это просто сделать при помощи веревки. Даже не обязательно, чтоб камешки попали в собаку — достаточно одного испуга.


3. СОБАКА, ГОНЯЮЩАЯСЯ С ЛАЕМ ЗА ВЕЛОСИПЕДОМ
Если собака с лаем гонится за велосипедами, наденьте на нее парфорс на длинном шнуре и, кроме этого, пристегните короткий поводок. При приближении велосипедиста надо отпустить собаку с
короткого поводка, чтоб она считала, что она на свободе и бросилась бы к велосипедисту. Когда собака подбежит к нему — рывок парфорсом, зов хозяина, и будет весьма кстати, если велосипедист сумеет попасть в нее цепочкой или горстью дроби; такой комплекс воздействий даст прекрасный результат, хотя помогает даже только бросок цепочкой или рывок парфорсом, по отдельности.
Замечено, что многие дворняжки прекрасно знакомы с правилами уличного движения, умело лавируют между машинами, не попадая под них. Некоторые из них, не хуже людей, перед тем, как пересечь улицу, смотрят сначала налево, а дойдя до середины улицы, направо. А замечательные чистопородные собаки, которых хозяева по большей части не спускают со сворки, сразу попадают под машину, если их выпустить на волю. Почему это? Может быть, дворняжки умнее? Ничуть не бывало, просто, бегая свободно, они имеют возможность приобрести опыт, что машина причиняет боль, и, если их при столкновении с ней не задавит на смерть, то они уже будут остерегаться машины.
Хозяину собаки не стоит ждать, когда его собака попадет под машину; надо договориться, чтобы водитель машины, подъехав на тихом ходу поближе к собаке, хорошенько стегнул бы ее плеткой или бросил в нее цепь или дробь, или то и другое вместе. Через несколько таких уроков собака начнет панически бояться машины. Тогда хозяину надо будет водить собаку мимо машин на сворке, оглаживая, успокаивая и давая лакомство.


4. СОБАКА, КОТОРАЯ ПРЫГАЕТ НА СВОЕГО ХОЗЯИНА
Прыжками на хозяина собака выражает свою радость; это ее самое сердечное приветствие. Но, все-таки, для хозяина это нежелательно, особенно при грязи на улице.
Нельзя ударить плеткой радостно подбегающую для встречи собаку; ее надо принять тоже радостно, с одобрением; когда же она встанет на задние лапы и передними обопрется на грудь хозяина, надо наступить ногой на ее заднюю лапу, конечно так, чтобы не повредить ей, а только причинить небольшую боль. Когда она взвизгнет и отпрыгнет, надо ее приласкать, усадить. Трех-четырех раз вполне достаточно. В дальнейшем собака при встрече с хозяином будет исполнять радостный танец вокруг него, на расстоянии приблизительно метра. Это можно допускать первое время, а потом подзывать собаку вплотную, усаживать ее и давать лакомство. Необходимо, чтоб на лапы наступали все знакомые, на которых она прыгает, иначе она перестанет прыгать только на одного хозяина.


Страница 1 из 2 | Следующая страница

Алабай, среднеазиатская овчарка. Все о породе, воспитание, уход, дрессировка

Клуб собаководов - Моя Собака

Питомник среднеазиастких овчарок УРУШ


Наши Выпускники




текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст

Правый Заголовок












информация правого блока белым шрифтом