Существующая отечественная литература по воспитанию и дрессировке собак традиционно, начиная с В.В. Языкова («Курс теории дрессировки собак». Л.; Госиздат, 1928), основывается на результатах школы физиологии высшей нервной деятельности И.П. Павлова, не претерпев с течением времени каких-либо принципиальных изменений, по сути дела, игнорируя современное состояние наук, изучающих поведение и научение животных. Но, как пишет известный английский ученый С. Роуз («Устройство памяти». М., Мир, 1995), «Может показаться странным, что знание об окружающем мире устаревает. Но это случается…»
Сложившаяся ситуация определяется несколькими причинами. Прежде всего, простотой механистического детерминизма в поведении, который обещает классический условный рефлекс. Кроме того, школа физиологии высшей нервной деятельности, являясь отечественной школой, оказалась наиболее доступной в качестве источника теоретических и методических оснований дрессировки. Но это не главные причины. Современниками И.П. Павлова были и не менее крупные отечественные ученые, имеющие несколько иные взгляды на поведение и научение, однако, оказавшиеся неизвестными авторам книг по воспитанию и дрессировке собак. Главной причиной диктата физиологии высшей нервной деятельности являются исторические условия развития нашей страны.
Благодаря художественной литературе, многие знают, что с 31 июля по 7 августа 1948 года проходила печально известная сессия ВАСХНИЛ, на которой победил Т. Лысенко и «мичуринское направление» в биологии. Это не было началом геноцида талантливых генетиков и биологов нашей страны, он начался гораздо раньше, сессия подтвердила участие правительства в этом акте. И, конечно, И.В. Мичурин никакого отношения не имел к «расстрелу» науки, как не имел отношения И.П. Павлов к «павловской сессии», которая сделала его учение единственно правильным и верным для Советского Союза. Объединенная научная сессия АН СССР и АМН СССР 1950 г была посвящена проблемам физиологического учения И.П. Павлова и поэтому получила название «павловской». На ней было констатировано отставание в развитии учения И.П. Павлова. Такие крупные ученые, как Л.А. Орбели, И.С. Бериташвили, Л.С. Штерн, П.К. Анохин, А.Н. Леонтьев, А.В. Запорожец, А.Р. Лурия, Л.С. Выготский, Н.А. Бернштейн, были объявлены врагами «павловского» учения и преданны анафеме. В решении «павловской» сессии было записано об обязательном внесении в программы всех образовательных учреждений страны учения И.П.Павлова.
Сессия послужила призывом к борьбе с инакомыслием. Во многих медицинских институтах проходили собрания, которые обычно заканчивались суровым решением для ученого, не цитировавшего И.П. Павлова. Спасались только те, кто мог доказать свою преданность учению И.П. Павлова и своевременно покаяться. Тогда приговор мог быть смягчен («Медицинские мифы». Ю.А. Грицман, М., Знание,1993).
П.К. Анохина, например, обвинили в том, что он пытался «поправить классическое учение Павлова теоретическими измышлениями зарубежных ученых» и утверждал, «что за все 14 лет после Павлова в его школе, исключая работы по интерорецептивным рефлексам академика Быкова, никакого движения вперед и вглубь не было». В результате П.К. Анохин был снят с поста директора института, руководителя кафедры и в течение ряда лет не имел даже лаборатории. Н.А. Бернштейн был объявлен космополитом в физкультуре. Что касается И.С. Бериташвили, то после сессии в 1951 г на заседании Павловского совета было организовано публичное осуждение его концепции, на котором было сказано, что И.С. Бериташвили «ушел в болото идеализма», «его деятельность наносит вред советской науке» и так далее. После чего И.С. Бериташвили сняли с поста директора института. И вплоть до середины 60-х годов практически каждое научное сообщение — статья или доклад — в обязательном порядке должны были упоминать о «единственно верном научном направлении материалистической науки» в области физиологии — павловском учении. Этой участи не избежала и литература по дрессировке собак. Так, например, в книге «Дрессировка служебных собак» (В. Бочаров и А. Орлов. М., ДОСААФ, 1957) написано: «Только исследования Павлова, его учеников и последователей позволили дать единственно правильное материалистическое объяснение поведения собаки и других животных. Это значительно облегчило дрессировку». Таким образом, психология и её младшая сестра зоопсихология были надолго заменены физиологией высшей нервной деятельности («Основы этологии и генетики поведения» З.А. Зорина, И.И. Полетаева, Ж.И. Резникова. МГУ, 1999; «Психофизиология». Т.М. Марютина, О.Ю. Ермолаев м., ЮРАО, 1998), а это далеко не одно и тоже.

И только Перестройка, сломавшая многие канонизированные установки, позволила шире взглянуть на проблему поведения и его формирование. В 1989 году вышел первый учебник, рассматривающий в качестве организующих факторов поведения не только классический условный рефлекс (Н.Н. Данилова, А.Л. Крылова «Физиология высшей нервной деятельности», М., МГУ, 1989), а в 1991 году — второй (А.С. Батуев «Высшая нервная деятельность», М., Высшая школа, 1991). В это же время выходит и первая книга о дрессировке, предлагающая иной, не только классический условно-рефлекторный подход к дрессировке («О чем лают собаки», М., Патриот, 1991). Издаются переводы зарубежной литературы, описывающие иные формы научения в качестве дрессировки (Дж. Вулхард, М. Бартлетт «Что должны знать все хорошие собаки». М.,Око,1994; К. Прайор «Не рычите на собаку» М., Селена, 1995). Появляются нововведения и в традиционной отечественной литературе. Например, в сборнике «Всё о собаке»(под общей редакцией В.Н. Зубко М., Эра, 1992) раздел о теоретических основаниях дрессировки назван уже как «Психофизиологические основы поведения и дрессировки собак», тогда как ранее назывался «Физиологические основы поведения и дрессировки собак» («Служебное собаководство». М., ДОСААФ, 1987). Но несмотря на то, что в главе этого же сборника «Исследование поведения собак и его наследование», написанной Е.Н. Мычко утверждается, что «Собака не является простеньким механизмом, управлять которым можно, нажимая на кнопочки поощрения и наказания», содержание главы о теории дрессировки не изменилось.
Следует подчеркнуть, что классический условный рефлекс не исчерпывает всей проблемы воспитания и дрессировки. На современном этапе развития психологии («Что такое психология» в 2-х т. Ж. Годфруа. М., Мир, 1992) можно выделить три категории научения, различающиеся по степени участия в них организма как целого. Речь идет о выработке 1) реактивного поведения, 2) оперантного поведения и 3) такого поведения, которое требует участия мыслительных процессов в обработке информации (когнитивное научение).
Когда создаются новые формы реактивного поведения, организм пассивно реагирует на какие-то внешние факторы, и в нервной системе как бы незаметно и более или менее непроизвольно возникают изменения нейронных цепей и формируются новые следы памяти. К таким типам научения относятся следующие (перечислены в порядке усложнения): привыкание и сенсибилизация, импринтинг и условные рефлексы.
Оперантное поведение — это действия, для выработки которых нужно, чтобы организм активно «экспериментировал» с окружающей средой и таким образом устанавливал связи между различными ситуациями. Такие формы поведения возникают при научении путем проб и ошибок, методом формирования реакций и путем наблюдения.
К третьей группе относятся формы поведения, обусловленные когнитивным научением. Здесь речь уже идет не о просто ассоциативной связи между какими-то двумя ситуациями, а об оценке данной ситуации с учетом прошлого опыта и возможных её последствий. К такому типу научения можно отнести латентное научение, выработку психомоторных навыков, инсайт и, в особенности, научение путем рассуждений.
Таким образом, по современным понятиям классический условный рефлекс относится к элементарным формам научения. Тем более, что, по словам Э.А. Асратяна («Рефлекторная теория высшей нервной деятельности». М., Наука, 1983), одного из крупнейших представителей школы высшей нервной деятельности, классический условный рефлекс представляет собой совокупность двух безусловных рефлексов.

В своих исследованиях И.П. Павлов применил так называемый метод редукционизма — разложение сложного на его элементарные части и изучение основных закономерностей этого элементарного. И это ему удалось. И.П. Павлов рассматривал рефлекс как элементарную единицу, своеобразный атом, поведения. Проблемы начались тогда, когда последователи стали из свойств и закономерностей элементарного выводить свойства целого. А, как известно, свойства целого не сводимы к свойствам его составляющих, хотя и определяются ими. Например, головной мозг по своим свойствам — это совсем не нейрон, из множества которых, однако, он состоит. То есть, хотя классический условный рефлекс и является составляющей поведения, но поведение не исчерпывается классическим условным рефлексом.
Результаты, достигнутые к настоящему времени — психологией, зоопсихологией, этологией, бихевиоризмом, психофизиологией, нейропсихологией, генетикой поведения — науками, изучающими поведение, заставляют по новому взглянуть на процесс воспитания и дрессировки собак, начиная с определения этих понятий.


Предыдущая страница | Страница 2 из 5 | Следующая страница

Алабай, среднеазиатская овчарка. Все о породе, воспитание, уход, дрессировка

Клуб собаководов - Моя Собака

Питомник среднеазиастких овчарок УРУШ


Наши Выпускники




текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст текст

Правый Заголовок












информация правого блока белым шрифтом